ЗАНЯТИЯ НА КАНИКУЛАХ.

2 января 2018

Живу себе, ращу дочь самостоятельно и вечно ощущаю себя раздавленной под весом её «проблемного» поведения, пребываю в чувстве, что ребёнок выполняет ежедневную миссию «Невыполнимо» по заливанию говняшек на мою голову. А домой в Москву приезжаю, и хопа, чудо маниту, все переживания как рукой снимает и нет накопления отрицательного материала, чтобы им поделиться. Надо сказать этому «Ура», наверное? Такое ощущение, что вырвалась из оков причитаний, в которые сама себя долго заворачивала, и каждый день, или, точнее, те несколько часов в день, которые мы с ней вместе проводим, вносят в мою жизнь неразрушимую радость. Я-то так не привыкла, конечно.

И Боже ж Иисуси, действительно что за радость за дочерью наблюдать! Сейчас, в предновогодней суете, посреди празднований и декораций, огней и, конечно, снега – признаюсь по собственной воле, что нет видения краше, чем мой поющий, танцующий, смеющийся ребёнок. Жаль только, что подарки каждый день вымаливает, надоела – пожалуйста, если кто-то знает, как обуздать безотказного дедушку, безмерно балующего внуков, напишите мне. Наш дедушка с цепи сорвался.

У меня вот какой вопрос: следует ли детям заниматься во время каникул? Мой ответ, ответ жизненного неудачника – предсказуемое, твёрдое «да». В этом году в Софьиной школе новая директриса, она приняла решение, что во время брейка никакой домашки, и за веки-вечные ничто меня так не радовало, как это правило, но а как насчёт дополнительных? Когда мы приезжаем в Москоу, от Сони ожидается (я ожидаю), что она будет и здесь продолжать посещать уроки балета, и чтобы занятия не прерывались, и чтобы результаты достигались быстрее. Балет и русский язык у неё. Чесслово, я бы ещё что-нибудь добавила (рисование?), но это значит, что мне надо будет разруливать вопросы логистики, а я изволю отдыхать, оставьте меня в покое. Вернёмся к занятиям во время отдыха: это желание научить дочь трудолюбию, привить ей концепцию работоспособности, объяснить и показать, что работа – это её ежедневная и круглогодовая попутчица, и один день не отличается от другого только потому, что кто-то придумал ему название «каникулы». К бабке не ходите, я вам и так скажу, что это желание берёт истоки в моей собственной неуверенности и в себе, и в завтрашнем дне, в моём неумении обеспечить никого из членов моей семьи, в моей нестабильности. Каждый заботливый родитель проецурует собственные страхи на своих детей – это факт. Мой страх зарыт в неимении способности рвать когти и стремиться к лучшему (помимо кучи других страхов). Я боюсь, что когда мой ребёнок вырастет и обернётся назад на прожитую жизнь, то ничего ценного там не увидит. Разве это не грустно? Я вам точно скажу, что грустно – скажу, потому что знаю. Софья, конечно, не согласна, она протестует, но с каких пор мне это интересно?

Отовсюду психологи трубят, что нельзя считать своих детей принадлежностью, родительские ожидания их будущего не имеют право на существование, дети вам ничего не должны. Я согласна со всем из этого, я не инвестирую, всё, чем обладаю, ради возврата, ради подросшего приза какого-то. Но разорвут меня пусть гром и молния, если мой ребёнок не будет много работать. Работоспособность и счастье – хоть этого я могу ожидать? Не перебор? Конечно, можно попробовать адаптироваться к теории «мне на Сонино будущее пофиг», всё же первая неделя нового года, можно обещать и пробовать новое, и никто всерьёз не воспримет. Но в действительности хотелось бы попробовать другое новое: сделать какой-то ощутимый шаг в актёрское производство, о котором дочь думы думает. Это надо актёрское агентство искать, да? А как? А где? Я еле-еле понимаю, что мне делать со своим собственным промоушеном, каким образом я могу помочь протолкнуть кого-то ещё, да и в самую конкурентную отрасль? Год, в общем, меняется, а вопросы остаются.