ПРОСТО СЛОЖНО.

18 декабря 2017

Несмотря на отсутствие в моей жизни зависимостей и пристрастий, по крайней мере, их наиболее традиционных видов, я по их поводу думок гоняю очень много. Бесспорно, потому что я переживаю за свою дочь и её будущие жизненные выборы, но ещё и потому, что сама много лет шагала по острию ножа, пока чудом не переступила порог трезвости. Если и есть тема, более подходящая для сайта с названием «Сожалей обо всём», то мне придётся её долго и упорно искать: без толики сомнения сигареты и алкоголь – моя самая большая ошибка.

Мне безумно повезло в жизни, потому что и родители, и младшая сестра никогда не пьют, а драмы и скандалы в пьяном бреду, присущие семьям почти всех детей и взрослых, меня миновали. Если кто-то и велел членам нашей семьи не расслабляться, тот я. Честно говоря, насколько важную роль играет трезвость-язвенность самых близких, настолько и не играет. Потому что избежать столкновения с алкоголизмом шансов нет: если прямо он тебя не коснётся, то коснётся косвенно. Всех коснётся косвенно, словно двигаясь по орбите. И зависимость не побеждается и не заканчивается на лечении в клинике, если вам повезло туда попасть, и вы не опоздали – она не заканчивается уже никогда.

Я одно время встречалась с мужчиной, посещавшим встречи Анонимных Алкоголиков. Когда мы познакомились, он уже много лет был трезв, поэтому ни выпившим, ни принимавшим я его не видела, что, конечно, прекрасно. Зато я вела себя как полная свинья: нетерпеливо и невежественно. Я тогда понятия не имела, сколько нужно вкладывать в ежедневный бой с самим собой, в почти религиозное посещение собраний АА, в осознание, что в любой момент возможен срыв, сколько труда уходит на приоритезацию трезвости. К большому сожалению, я ещё не имела понятия и о том, какая личность, какие черты характера стоят за стеной зависимости. С тех пор я активно пытаюсь понять, по какому механизму работает алкоголизм, и по какому механизму функционирую я как человек. Мне не хочется в этом признаваться, но я отчётливо увидела, насколько жёсткой и лишённой сопереживания я могу быть. Это, безусловно, жаль. Но мне интересно: если б у меня был более легко доступный доступ к информации на ранних стадиях жизни, выработало ли бы у меня это больше ответственности по отношению к собственным беспорядкам и состраданий к трудностям моего бывшего?

В школах этому не учат и вообще нигде, кроме АЛ АНОН (анонимные собрания для родственников алкоголиков и наркоманов) не учат, но об АЛ АНОН как никто не знает, так и найти его днём с огнём. В России на «кодирование» ставки делают. Мини гугл-расследование сразу показало, что 14% врачей верят в его успех. Четырнадцать смехотворных процентов. Одна из самых пьющих в мире наций полагается на 14-типроцентный шанс выздороветь. Я ни одного человека не знаю, который бы не «раскодировался».

Все эти мысли на меня нахлынули из-за документалки Деми Ловато, которую я посмотрела на днях. Я о Деми Ловато, помимо незначительных сплетней, знаю мало, почти ничего о её актёрском и музыкальном творчестве (слышала, что её последний альбом мега клёвый). Но от неё самой я слышу много, и каждый раз это разговоры о её опыте с зависимостью и борьбой за трезвость. Она словно вездесуща, то там, то тут, и везде одно и то же: истории, воспоминания, сложности, победы, поражения. И не то, чтобы мне её истории мало, просто мне хочется не останавливаться, мне хочется больше людей и их рассказов. Мне хочется больше историй и рассказов для того, чтобы российские упрямцы слышали, что Анонимные Алкоголики спасают жизни, чтобы избалованные дилетанты вроде меня развивали в себя чувства жалости и сопереживания, чтобы мальчики и девочки вроде моей дочери учили, что злоупотребление – это не только хи-хи-ха-ха, что злоупотребление затягивает тебя на самое дно и прихватывает с тобой всех близких, не щадя никого.

Кстати, о пощаде (или её отсутствии). На меня этот монолог навивает воспоминания о своём мерзком прошлом, проведённом в куражах. Сразу в памяти яркие очертания разочарования и обиды на лице моих родителей, с которыми они встречали меня по утрам после бесконечных бурно проведённых ночей. Моя мама не сдавалась никогда. Отказывалась сдаваться. Она боролась и боролась, никак не понимая, что её силы не могут сравниться с силами алкоголизма. У неё шансов на победу было минус ноль, но она об этом не знала. А если б знала, то всё равно бы не верила. Как бы мне хотелось вернуть те дни и прожить их по-другому.