ОСТАНОВИТЕ КАДР.

16 НОЯБРЯ 2017.

Много лет назад я достигла нежной и нужной спелости, или погрузилась в идеальное состояние, для прорыва бутона в пожизненное, хоть и пассивное, цветение зачарованности миром фильмов. Сколько это претенциозное предложение в непонятках ни перечитывай, оно всего лишь говорит о том, как страстно я люблю ходить в кин. Пока я это печатала, наткнулась на мини-прозрение: надо почаще с чувством-расстановкой к развитиям событий подходить, а то постоянно, как бешеная, в омут с головой, через пару лет перегораю и руки в ноги. С кинематографом получилось совсем по-другому: двадцать лет влюблённость эволюционирует и не прекращается, а только ещё больше хочется, хэппи энд в красках сам рисуется.

Лишь только свою деревушку на окраине татарского пролива я после выпускного покинула, сразу, как все в капиталистическом мире, пошла в капиталистическое кино. Первый фильм? «Ромео и Джульетта» режиссёра База Лурмана. Второй фильм? «Ромео и Джульетта» База Лурмана на следующий день. (Большинство фанатов ДиКаприо, мне кажется, усохли по нему после выхода «Титаника». Я к ним не отношусь. Для меня неотразимый, ранящий и ранимый образ юного ДиКаприо вылился в навязчивую страсть с первого кадра, сфокусировавшегося на невинном лице самого трагичного героя нашего времени, купающегося в розовом закате пляжа Venice Beach (там снимался фильм). АЖ мураЖки. Земля пусть будет пухом тому времени, когда ДиКаприо так выглядел, аминь.)

В моменты, когда меня накрывают осознание и паника, что в какую-то неделю у меня может не быть времени сходить в кинотеатр, особенно если это случается осенью-ранней зимой, в сезон Оскара, я сажусь поудобней и плачу. Походы в кино всегда запланированы заранее и зависят от расписания дочки. Каждую неделю стабильно на пару часов я онемеваю ко всему, происходящему во вне, забиваю на всех, на всё и на вся. Несколько лет назад мне пришлось походить к психологу, чтобы подучиться хоть немножко справляться со своими интенсивно-хаотичными эмоциями, так как дело попахивало тогда керосином. Я, медленно, но упорно, стала умудряться с переменным но успехом захватывать свою моральную неустойчивость и запихивать её в резервуар под убаюкивающим названием «Штиль». Пусть там говно терзаний булькает, мне без него гораздо спокойнее. Когда я захожу в кино и чпокаю свой зад на мягкое пронумерованное кресло, я это резервуар смело открываю, и гребись оно всё колом. Я сбрасываю оружие и упиваюсь прелестью неуравновешенности. Из есьм Рай.

Кстати о Рае (раю?), мне кажется, когда люди задумываются о старости, и точно, когда Я думаю о старости, к ним приходят болезненные мысли о том, по чему после смерти скучаться будет больше всего, чем больше всего будет удушающее желание перед смертью надышаться. Возможно, мои скорбные мысли были пришпорены дебильными аутоиммунными расстройствами, из которых живой я уже выйти не мечтала, возможно, сейчас 30 за 70 канают, но я уже решила, что на Том Свете, помимо очевидных семьи и дочки, я буду сохнуть по красотам неба и кино-новинкам, которые не увижу. Как, например, можно смириться с грядущей «развязкой», если ещё новый «Король Лев» с Бейонсе не посмотрел?

Этот пост был предоставлен Вашему прочтению в контексте проблем Первого Мира.