ОДИНОЧКА.

20 НОЯБРЯ 2017

Каковы они чувства антисоциала, которому уже давно за 30? Они раздражающие и одновременно успокаивающие, что не есть хорошо, потому что в результате – путаница. Я блуждающие эмоции не жалую, они всё усложняют, и мечтаю о светлом дне, когда на какой-нибудь тихой-мирной тусе я смогу, не краснея и не заикаясь, подкатить, протянуть руку и красноречиво вымолвить: «Здрасьте, я Марина, а чё Вы тут делаете, и как оно Вам?». Люди так делают, я видела! Я ни разу не смогла подойти к незнакомому человеку в замкнутом пространстве и произнести хотя бы слог. Легко болтаю с кассирами о погоде, спрашиваю, как пройти в библиотеку на улице, не замолкаю с людьми, которым была представлена, – проблема не в том. У меня колени подгибаются, когда я к кому-то близко стою, и ситуация просит начала разговора (например, при притворном восхищении работами искусства на открытии выставки). Изредка кто-то берёт инициативу на себя и как удар молнии среди засухи произносит в мой адрес всё равно, что, и я весь вечер благодарю Богородицу за её опеку. Аллилуйя. Дай Бейонсе таким людям всего хорошего.

Но такое чудо – дело редкое. Бессчётное количество раз я со скоростью улитки продвигалась по залу в поту и мольбах, чтобы меня заметили и разговорили. Чаще всего я мнусь с ножки на ножку в уголке (и не только в уголке, эффект шапки-невидимки срабатывает в любом стратегическом расположении). Должна добавить, что такие развороты событий (вернее, их отсутствие) не меняют моей точки зрения по поводу походов хоть куда одной, но настроеньице обкакивают. Чесслово, я пыталась. Несколько раз мелкими перебежками подкрадывалась к группе людей, что-то горячо обсуждающих (это только мне кажется, что все за глубокими разговорами балдеют от жизни?) и «закидывала» себя так близко к их кругу, что наши чакры переплетались. «Случайно» касалась рукава рядом стоящего мимолётным взмахом своей лебединой руки и робко шептала «Извините». Однажды близко-близко подкралась к паре ценителей искусства, ведущих воодушевлённый диалог, и подарила им несмелую улыбку, но они сделали вид, что меня не видят. Во-первых, идите вы нафиг. Во-вторых, я лучше всегда в уголке мяться буду и глазеть безмолвно, как наводящий жуть герой из фильма ужасов, который ничего не произносит, а жуть наводит.

Это на физическом уровне. Я даже не уверена, что проблема действительно в необъяснимом страхе, это физический ступор, накидывающий на тело, голос и достоинство оковы златой цепи на дубе том. Помните, как русалка Ариель променяла свой голос ради безликого принца на влагалище? Подозреваю (и надеюсь), что глупышка не понимала, насколько сей обмен того не стоил. Отдайте лучше мне её голос, я тем другим местом не хочу пользоваться, а о голосе мечтаю – гаммы распевать не буду, буду использовать его по назначению: для полного поражения всех и вся своим очарованием и остроумием. Надоело стрематься, устала от игноров и больше всего психую из-за утерянных возможностей внести значимую лепту в высокоинтеллектуальную болтовню.

С другой стороны, вне случайных встреч в мире и стенах искусства, в повседневной жизни и на солнечных курортах, пожалуйста, ко мне не подходите. Я не люблю, чтобы меня дёргали, не ценю шумные компании, очень редко хожу в людные места и ненавижу толпы. Чем тише, тем лучше.