КТО КОГО?

«Что опять удумала эта непутёвая дочь, и к чему (ни к чему) приведёт её очередной бзик об исследовании троп неоплачиваемого писателя? Пусть земля будет таким же мягким пухом этой идее, как и всем прошлым начинаниям.» Если вам интересно послушать, о чём рассуждает моя вечно обеспокоенная мама с моим чересчур терпеливым папой, то это звучит примерно так. Со мной мама тоже пытается разговаривать о будущем, но, как и положено никогда не взрослеющему ребёнку, я отвечаю бурча под нос и уводя глаза в пол. Потому что правда такова: в данный момент я понятия не имею. Бедная моя мама, она уже так давно хочет опустить руки.

Зато вот о чём я имею понятие: грамматика и правописание доводят меня до физической эйфории (если бы можно было фантазировать о них в эротических контекстах, я бы это делала), даже в дни тяжёлых депрессий (кодовое слово для «гулянок-выпиванок», что были прошлом) я не переставала рыться в талмудах, например, Достоевского и других его корешей по профессии, плюс обладаю дипломом факультета Коммуникации и Критики Чего-то и Ещё Чего-то. Если это не делает меня квалифицированным писателем, то моя непрекращающаяся болтовня, не имеющая слушателей в физических лицах, уж точно должна. Короче, я ОЩУЩАЮ себя квалифицированной.

Более насущная проблема в том, что я редко довожу дела до конца.

Эх, дисциплинушка, где б тебя на развес взять? Я успешно группируюсь в двух случаях: либо когда жизнь от этого зависит, либо когда я управляю расписанием Софьи, моей 7-милетней дочки. С гордостью, кстати, ношу высшее звание родительского тоталитаризма. В остальном зато – в амбициях и целеустремлённости или их отсутствии – подход к жизни опишу словом «жидкий». Это когда ни на что долго не стоúт. Несколько раз я затеивала очередные кутерьмы, чтобы столько же раз их забросить, пусть и не из-за потери к ним чувств, а из-за бытовухи – то не получалось ничего, то денег искать не хотелось – но всё же. Без лени, конечно, тоже не обходилось. Кто-то мажорство успешно поворачивает в свою пользу, а кто-то (тот я) смиренно складывает ему в дань свои мечты, планы, гордость и тщеславие (за исключением пары лет, когда я «по-настоящему» работала на настоящей работе настоящим учителем в настоящей школе, и мама мной могла гордиться).

Я уже привыкла мямлить сквозь зубы «Не знаю» в ответ на вопрос «Что будешь делать?». Не знаю, как я вебсайтом научусь пользоваться (ядрёна вошь, мысль об управлении сайтом меня доводит до паралича, это страшнее прыжков с тарзанки и родов), переживаю, что могут закончиться предметы для эпистолярных монологов (если такое произойдёт, можно стрелять мне в спину на месте), не доверяю ресурсам своей дисциплинированности (кодовое слово для «явной ограниченности»). Но есть и плюсики, конечно: писанина не требует финансовых вложений и прогибается во времени, оставляя возможность отвозить ребёнка в школу, делать домашку, кашеварить и убирать говняшки за кошками, как гламурным мажорам и положено.