РОЗОВЫЙ ЗАХВАТ.

17 НОЯБРЯ 2017.

«Розовый тысячелетия», насколько скудно русский гугл смог мне выдать, можно перевести как «розовый поколения Y». Поколение У – то, что за поколением Х – родилось и произросло с 1982 по 2004, и его развитие пришлось на стыковку прошлого и нынешнего тысячелетий. За бугром и на английском эти странные малолетки – «миллéнниалы», а цвет, который присуждён сей потерянной молодёжи – «миллéнниал пинк». В отличие от множеств трендов из истории их существования, розовый «милленниал» чести не знает и домой не уходит, доооолго гостит. По мне, так укатился бы уже восвояси, у меня с этим цветом личные счёты. Я терпеть ненавижу насильное впихивание розового девочкам и голубого мальчикам (этой чушью закармливают, оказывается, с 1957-го года). Культура гендерных различий по признаку цвета тряпок меня злит, как собаку.

Но, как говорится, с гуся вода, и, пока я сокрушаюсь от ненавистных жёстких культурных рамок, розовенький тысячелетия тихим сапом меня разоружает своей внешностью. И хоть Софью, дочь свою, в розовое платье принцессы я не одену никогда, я уже не смогу отрицать, как стильно выглядит розовый, если его правильно преподнести. Вещдок? Рианна сто тыщ лет в нём рок-н-роллит, сопротивление бесполезно.

Вот вещдок 2, он в ютюбном формате. Что мне нравится, это что все кадры сведены к трём приглушённым цветам – белому, голубому (у Лены джинсы и глаза одного цвета!) и серому полу в школьном спортзале – на фоне такой словно «голой» гаммы розовая слякоть принимает на себя всю ответственность работать на развращение сетчатки. Изначально мрачная палитра вместе с Леной предстают такими ранимыми и чувствительными, но недолго музыка невинности играет, «милленниал пинк» всё улаживает. Режиссёр Алан Бадоев не впервые успешно прибегает к «тысячелетней» моде – пока кто-то гибнет за металл, кто-то фанатеет от розового.