НЕДЕЛЯ ТРИ.

22 НОЯБРЯ 2017

После того, как я укладываю дочь Соню, я сама с удовольствием иду спать. Последний раз, когда я пробовала продуктивно работать вечером или перед сном, это никогда. У меня ритуал, годами выработанный и облюбованный: ложиться в постель либо рано с книжкой, либо позднее, пересмотрев фильмы и сериалы. Или после пары-тройки снотворных, если уходить в глубокое прошлое. В общем, Страну Забытья я уважаю и отношусь к ней трепетно, с нежным подходом. Ни разу я не тащила незаконченные дела в постель, я же не виновата, что всегда можно отложить на завтра то, что неохота делать сегодня. Только в последние три недели у меня немножко паранойя в плане неготовности постов, вот и получается, что в 9 по вечерам я в кровати, неловко балансирую ноутбук в попытке и удержать его, и сесть поудобней, и печатать. Никак не поелозишь тут, а это проблема, я уже давно обросла артритом.

Построение «рабочего времени» и письма, зато, приобретают более отчётливый фокус: большую часть постов пишу на выходных, когда моя Соня у папы, и мне не нужно уделять на неё времени. Из всех врагов эпистолярной продуктивности, бесспорно и безоговорочно, физические хлопоты о Соне – самый нещадный. И, пожалуйста, не надо пытаться развеивать реальность недоумевающими «Она же в школу ходит, у тебя весь день свободный», примите как точку отсчёта, что это не так, я спорить на эту тему больше не желаю. Первую половину дня каждой субботы я провожу за стенами классов театральной школы, куда ходит Соня, в ожидании звонков на перемену, чтобы во время этих перемен её всего лишь из класса в класс перевести. На протяжении уже 4-х лет. Я лишь недавно, наконец-то, сообразила, как сгруппироваться: начала использовать эти часы для созвонов с подругами, особенно с теми, кого давно не видела (у меня подруги такие чёткие, блин, понаустраивались на работы в разных углах мира). В общем, по субботам до обеда «воссоединяюсь», что, честно говоря, прям, клёво: не только в дружбу обратно окунаюсь, но и надоевшее «некогда» не имеет место быть.

Задумывать предметы, о которых на следующей неделе писать, как и предполагалось, тяжко (ох). Эта незадача со всеми блоггерами случается? Или только я такая? Или я и ещё парочка непутёвых прозаиков? Несмотря на эту боязнь, две недели назад я переживала больше, чем сейчас – ВСЕГДА должно быть что-то, о чём можно перетереть, правда? А если оно есть, то кто ищет, тот всегда найдёт. В общем, у страха глаза велики пока.

Вопрос на повестке дня: перескочив трёхнедельный рубеж, скольким людям рассказать о Regret Everything? По секрету всему Свету точно не буду, но нескольким, да? Из этих нескольких, может, один пойдёт почитает. «На кого рассчитан твой блог?» – естественно, первое, что надо было себя спросить. Спросить-то спросила, а ответить не могу. На людей, похожих на меня? Если такие есть? Удачи! – Спасибо! Маме моей, например, неинтересны мои записки сумасшедшего, из-за этого мне страшновато, кончено: если я собственных родителей привлечь не могу, то какой шанс втулить посторонним сии безупречно написанные строки?

Пусть всё-таки действие самого письма погреется пока на первом месте, промоушн отложим на потом. Если никто читать не будет, я в любом случае хочу продолжить этот путь. Я в восторге от этого нового распорядка, который приняли мои будни, от надобности копаться в новостях шоу-бизнеса, в восторге от собственной болтовни и в поросячем от произношения «Сегодня я буду писать».

Следующий рубеж: начинать добавлять в "Визуалочку".