НЕДЕЛЯ ШЕСТЬ.

13 декабря 2017

Это какое-то перетягивание каната. Вышли новые серии «Острых козырьков», и я каждую минуту каждого дня разрываюсь, как та обезьяна: садиться писать или садиться у телека? Ну как можно обладать такими шаткими приоритетами, когда эта внутренняя нестабильность кончится?

Прошлая пара недель вообще была испытывающей, в прямом смысле слова, потому что мой более-менее налаженный режим был грубо нарушен отсутствием выходных в привычном их понимании. Обычно Софья проводит выходные у своего папы, что позволяет мне заранее накатать пару-тройку постов для грядущей недели. А если Соня остаётся дома со мной, то всё сразу через одно место и мега-хаос: мало того, что нужно больше настрочить за более короткое время, ещё нужно с экстра-бытовухой справиться, еды наготовить, в гости к подружкам Соню отвезти-забрать, за продуктами лишний раз метнуться, и прочая такая кутерьма. Зачем-то я ещё в школьном родительском комитете, а сейчас самый разгар подготовки к рождественским празднованиям. И пусть я не ощущаю себя физически усталой, в мозгу всё равно такой переполох, что при наложении его на уже существующую ленность и «Острые козырьки» по телеку, ощущается перебор.

Я также переживаю за поездку домой, летим на следующей неделе. Я НИ РАЗУ не проводила время каникул, занимаясь чем-либо кроме катания ваты с родителями. Я ни разу не отказала маме в встрече на кофе, ни разу не провела утра доброго вне компании членов моей семьи. Ну да, ну да, всё слышу, звучит это как нытьё о надуманной трудности, но вы должны понять: это как семейные ТРАДИЦИИ, традиции, которые уже в крови, которые выработались десятилетиями, что я и родители провели порознь, живя в разных странах, и видя друг друга несколько раз в год. Конечно, я переживаю! Трудолюбие и способность сфокусироваться – не естественные для меня состояния, они не просто требуют повышенных усилий, они требуют элементарных усилий, о которых я знать ничего не знаю.

И всё же, сморю я на людей-предпринимателей, писателей, блоггеров, людей, которые умеют копытить, и, ёшкин кот, каким-то образом они так много успевают провернуть и за день, и за жизнь – сами на виду, их имена на слуху, лица вечно пестрят то на ивентах, то на вечеринках, то с семьёй отдыхают, то ватрушки пекут, то на шоппингах мудянят, то на каруселях веселятся – всё это поверх бесконечного профессионального вклада. И Я РУКУ НА ОТСЕЧЕНИЕ ДАМ, что сериалы они тоже смотрят. Ну как так? ОК, даже если держать в уме, что я родитель-одиночка и не имею помощи по уходу за ребёнком, это моё единственное оправдание, и его не может быть достаточно. Плюсану к этому, что у меня ещё две дураковатые кошки, требующие внимания.

На более позитивной ноте, я аж целых два поста вывесила к себе на ФейсБук! Ох, большой шаг в плане промоушена. Ладно, пусть не большой, но шаг. Даже если бы никто их не прочитал, всё равно было бы движение вперёд (без песни), но несколько человек даже прочитали! С особым успехом вкатил рассказ про того клоуна, которого я так любила. Меня это немножко обескуражило, мне-то бы, наоборот, не хотелось заострять внимание на таком интимусе, стеснительно как-то. Но как Соня моя говорит: «А, ничего!»

Я так до сих пор и не пришла к знаменателю о саморекламе. Пока очередную думку прокручивала, додумалась, что посты, которые до сей поры написала и вывесила, не совсем-то отражают название моего сайта. В голове моей, конечно, они всё прекрасно отражают, а в напечатанной реальности – неа. «Сожалей обо всём»… Если я смогу выяснить, как привязать свои рассказы к сожалениям, может, тема саморекламы сама собой решится. Например, к слову о сегодняшнем письме (да и о письмах каждой среды), добавить, что я сожалею жутко, дико о том, что провела все прошлые годы, ныряя и резвясь в мажорных привилегиях, отказываясь видеть силу, которую имение работы оказывает на чувство собственного достоинства и уверенности в себе, и игнорируя свободу (в моём случае, от любимых, щедрых родителей), которую заработок собственных денег и финансовая независимость придают жизни. А усё это вместе, возможно, избавило бы меня хоть от части депрессий, из которых вылезти, как той мыши из банки с маслом, долго не получалось. Могла бы вылепить что-то значимое и значащее из своей молодости, но кроме разбитого корыта ничего не вылепила – теперь жалею.